Сашина душа осталась пока при нем, а Сева рассказал, что марсиане развивались - развивались и в какой-то момент докопались до мантии родной планеты. Там, под земной корой Марса, кроме всего прочего и очень полезного, оказалась и антигравитационная материя. Их ученые не успели даже понять, почему она обладает такими свойствами, а магму, содержащую эту материю, уже начали откачивать из глубины миллионами антитонн. Ее засовывали во все: в самолёт, и он становился почти невесомым, в пароход, в автомобиль... В багаж, в карман... Стройматериалы с добавлением этой дряни позволили строить сооружения любой высоты. Спортсмены стали достигать небывалых результатов, особенно прыгуны в высоту. Парочка особо резвых даже улетела в космос. Марсианские военные сперва обалдели от открывающихся перспектив, а потом загрустили: любой дурак теперь мог, не имея самолётов, ракет и пушек, нанести удар по любой точке планеты. Надо было всего лишь прицепить к бомбе антивес и отпустить все это вверх, а потом, когда планета повернется на нужное расстояние, часовой механизм отпустит бомбу. Правда, не каждый дурак мог рассчитать траекторию и определить время сброса, особенно если цель имеет смещение по широте и прицеливание происходит за несколько оборотов планеты, но методика этого рассчета была выложена в их интернет задолго до того, как их ученые докопались до сути явления. Настала эра терроризма и локальных войн, а когда докопались, стало ещё хуже. Появились генераторы гравитационных полей, и всё устремилось в космос. Дело в том, что генерировать поле на «плюс» оказалось гораздо дешевле, чем на «минус» и весь транспорт, от персонального гравилета до космического корабля строился по одному принципу: в аппарат закладывалось нужное количество камней, таких же, как притащил ко мне домой Сева, а генератор создавал «плюсовое» поле. Изменяя поле и управляли аппаратом. Теперь самолеты с отказавшим двигателем не падали на Марс, как раньше, а улетали навсегда. Так же поступали и неисправные подъемные краны, чемоданы и толстяки в массокомпенсирующих костюмах.

Сева рассказывал про антигравитацию долго и интересно, но пересказать всё я не могу. Слишком много он рассказал, всё не упомнить. Кроме того мы, по ходу дела отнюдь не трезвели. Я перескажу только самое прикольное: про морду и про их конец света. Итак, про морду... В одной их стране был вождь. Сам он давно умер, а дело его жило в этой стране и побеждало. И вот, благодарные потомки, получив в своё распоряжение технологии сверхвысотного строительства из антигравитационных материалов и при помощи таких же подъемных механизмов, захотели воздвигнуть своему вождю памятник. Причём такой, чтобы был он самым высоким сооружением на планете. Сева долго пересчитывал их меры длины в наши, но сказать с уверенностью высоту монумента не смог: он посчитал несколько раз, и все время получались разные значения. Но самое маленькое было три километра, а самое большое - четыре с половиной. Строили статую еще в те времена, когда генерировать поля и смешивать «анти» и нормальные материалы в нужных пропорциях ещё не умели, и поэтому блоки для строительства приготавливали, заливая обычный бетон в формы, где были уложены в нужной пропорции обычные и антигравитационные бутовые камни. Лицо же решили не отливать, а высечь из куска, чтобы оно несло на себе печать титанического труда тысяч каменотесов, что, по замыслу авторов, должно было свидетельствовать о любви народа к своему вождю. Сева долго считал, какого размера было лицо, но запутался, плюнул и сказал: «Кому надо - пусть купит подзорную трубу и посмотрит. Оно и сейчас там валяется!» Глыбу для высекания лица отлили из одного бетона, безо всяких камней, чтобы материал был однородный и легко обтачивался. Готовое лицо с помощью моря антикамней подняли и приделали на памятник, а когда камни отпустили, фундамент начал оседать и крениться: тяжеловата оказалась мордашка. Решили прицепить к монументу побольше антикамней, чтобы приостановить оседание, а потом подумать, что делать. Прицепили...
А время идет, юбилей вождя на носу... Решили памятник открывать прямо так, с привязанными к нему цепями и тянущими вверх антикамнями. И вот митинг! Генеральный толкает речь и заканчивает её словами: «Вождь наш жил, вождь наш жив, вождь наш будет жить!» Все кричат «Ура!» Грохот салюта... Лицо вождя - то ли от сотрясения, то ли из-за допущенного при строительстве брака - отклеилось от основы и грохнулось на землю. Клей, видимо, был отечественный. Прямо на трибуну, с которой и произносились речи. Но никто не погиб! Пока лицо вождя летело с высоты как минимум трех километров, руководители, стоявшие на трибуне, бросились бежать к окружавшему их народу, но, скорее, повинуясь инстинкту самосохранения, а не в надежде спастись: ведь в отпрянувшей от трибуны толпе неизбежно начнется давка и убежать на безопасное расстояние всё равно не получится. Но толпа, к счастью для них, оказалась виртуальной. Организаторы торжества не стали тратиться на привлечение масс, а заказали для своих руководителей шоу спецэфектов. А сильно полегчавшая статуя с постаментом ушла в космос... Костяй поинтересовался, где она сейчас. Сева сказал, что всё, обладающее антигравитацией, уходит от планеты, но по мере удаления ускорение уменьшается. Потом тело отталкивается не только от Марса, но и от других планет, потом - от солнечной системы, но все равно, хоть ускорение и уменьшается всё время, оно есть, и скорость растет. А дальше... Проходит мимо других систем, меняет направление, может, тормозится. Рано или поздно галактика эти тела вытолкнет, и они будут блуждать между галактиками, а может, соберутся в каком-то месте, равноудаленном от больших масс, и образуют некую систему: будут отталкиваться друг от друга и разлетаться в стороны, а потом ... Но это все гипотезы. Марсианская наука не успела выяснить, где и когда окажется все это.

Гибелью своей марсианская цивилизация обязана опять-таки этим камням. Там, конечно, и без них проблем хватало: перенаселение, экология, гомосексуализм... Когда неразвитые страны благодаря антикамням перестали быть слабыми, привинтив к ним бомбы, развитые страны перестали думать о правах человека в неразвитых странах и быстренько уничтожили миллиарды этих человек. Население планеты сильно уменьшилось, но территория, пригодная для жизни, уменьшилась еще сильнее. Дело пахло последней мировой. И она случилась... С какого-то ядерного стратегического склада их марсианские прапора украли чересчур много чего. А это были не просто материальные ценности, но, по совместительству, еще и балласт, удерживающий весь склад от старта. И склад стартовал... Старт склада у них - это похуже старта баллистической ракеты у нас. Враги, испугавшись, запустили свои склады...

-Вот поэтому, - заканчивая свой рассказ о конце света, сказал Сева, - мы не отдаем вам антигравитацию. Хотя цивилизация и без неё погибнет. Но это - наш комплекс!
Я протянул ему камень:
-На! Отдаю, так как осознаю всю ответственнонсть! Он с Марса?
-Да.
-А в Земле такие есть?
-Не знаю.
-Как?
-Чтобы узнать наверняка, надо добыть магму, причем в тысячах разных мест. А до этого земные технологии ещё не дошли.
-А вы?
-Что - мы? Нам за вас покопать? Но, по признакам - есть. Есть места, где наблюдаются гравитационные аномалии: машины катятся не под гору, а на нее, и тому подобные чудеса. Мы активно работаем, чтобы ни один серьезный учёный к этим местам не подошёл...
-И как это вы работаете?
-По-разному. Вот, например, был один умник... Кстати, наш, Русский!.
-Ты ничего не напутал? - в упор посмотрел на него Костя.
-Ничего... А! Ты имеешь в виду: «Наш, Русский!» Не напутал. Сейчас мы - русские. Раньше были греками. А кем же в то время было быть, как не греками! В Египте - неграми... Вообще, кем мы только не были!
-Неграми? - брезгливо скривил рожу Дяхан.
-А что ты имеешь против негров?
-Да нет, ничего... Я их вообще... Люблю!
-А по-моему, ты их недолюбливаешь! Но давайте по порядку. Он, этот русский, антигравитацию уже практически открыл, причём без магмы и аномальных зон. На Земле есть насекомые, использующие антигравитацию. Для полета, конечно. Они в процессе обмена веществ создают антикамушки, очень маленькие, и откладывают их у себя в теле. Причем на Марсе таких не было, это результат вашей эволюции. Этот мужичок понял, что некоторые насекомые, по законам аэродинамики, летать не могут, но летают. Начал копать...
-Фамилия мужичка как?
-Костя, да какая разница?! «Иванов» устроит?
-Ну, может, я что-нибудь читал такое...
-Что ты мог читать?! Он издал пару работ, диссертаций не защитил... А потом все труды взял да и уничтожил! И помер через неделю!
-С Божьей помощью!..
-Что ты! Что ты! Боже, упаси! Как и положено творческому человеку, от неграмотно произведенного похмелья! К уничтожению его наследия я причастен: рассказал ему про морду, про конец света и все остальное... Человек проникся и уничтожил всё...
-А если бы не уничтожил?
-Так! - прервал базар Алик. - Мы уклонились от темы!
-Да! - поддержал его Дяхан. - Поговорим о душе! Во что мне обойдётся бессмертие? Есть какой-то прайс? Если очень дорого - хоть лет шестьсот... Сева?
-Водки попробуй...
-Конечно, если только за этим дело стало!
-А что, - спросил Костяй, - в России жить лучше, чем даже в Америке?
-Надежней. - ответил Сева. - В Америке рано или поздно начнут разбираться, на что живете, откуда деньги...
-Опять уклоняемся! - остановил его Дяхан. - Про бессмертие давай!
-На Марсе медицина могла продлевать жизнь до шестисот лет...
-Вот-вот! Что и требуется!
-Сейчас наши возможности скромнее - четыреста.
-Ну, ладно... И то хлеб!
-Но это - активной жизни. Чтобы жить миллиарды лет, есть усыпальница. Мы называем: «Братская могила». Очень серьёзный агрегат. Сегодня - самое большое сооружение в солнечной системе. Она - последний прорыв марсианской науки!
-Она на Марсе? - спросил я
-Не твое дело.
-На Земле?
-Не твое дело.
-А где? Для книги ведь надо!
-Из миллиардов лет вы прожили только четыреста, а остальное - спали?! - догадался Костя.
-Бессмертие у вас какое-то... Некондиционное! - расстроился Саша. - Разбадяженное! Китайское! Что?! Фирменного товара нет?
-Нам такое тоже не нравится, но что поделаешь?! Наше бессмертие имеет и другие изъяны. Например, спать в «могиле» мы можем только все одновременно. Засыпаем на пару сотен миллионов лет, и все остается без присмотра. Количество циклов заморозки - отморозки ограничено. Когда засыпать и на сколько, каждый раз решаем с руганью. И до рукопашной доходило... Есть пунктики и похуже: четыреста лет на миллиарды все равно не растянуть. Мы ведь просыпаемся не на день, чтобы по травке побегать, а для работы. Иной раз проснешься, а здесь у вас такая ерунда творится, что четыреста лет без сна пашем. А когда очередные четыреста лет бодрствования заканчиваются, каждый из нас подыскивает себе новое тело.
-Из нас?
-Из вас.
-Но, это же убийство! - замахал руками Дяхан.
-И да, и нет...
-Как нет?! Да! Вот я! Жил - жил... А какой-то Алик... Меня выгнал и стал жить в моем теле... В моем доме! На моем «Мерседесе»! На двух... А я куда? Меня нет! И никогда уже не будет! Значит, убийство!?
-Не кипятись! Вот скажи: как бы ты хотел умереть?
-Я бы никак не хотел!
-Ну, а если всё-таки придется?
-Приятней всего, наверное, во сне! - высказал Костяй, видимо, давно уже подуманную мысль.
-Разбиться на самолете тоже неплохо! - высказал я тоже старую мысль, правда, не свою, а своего инструктора с четвертого курса. - Это не больно! Как будто бы уснул! А во сне - неинтересно...
-А ты выбрал? - спросил Сева Дяхана.
-Я думаю... Мы переходим... Когда умираем... В другое качество! ...Выбираю во сне!
-Вот видите! Даже Киря, который желает умереть интересно, хочет, чтобы это было «как будто бы уснул»! И мы всегда идем навстречу! Во сне так во сне... Лег спать - ты! А проснулся - я! Но внешне-то - ты. Тебе уже все равно, а окружающим - нет! Они даже рады: поумнел наш Саша!
-Саша прав! Убийство! - произнес свой приговор Костяй, который не просто начитан, а ещё и юрист.
-Какое же убийство, если утром он жив?!
-Только это уже не он, а какой-то Алик!
-Не какой -то, а Бельведерский... Информации, которая у него есть, миллиарды лет! Это ресурс, ценность которого нельзя выразить ни в чём Абсолютная ценность...
-Хорошо жить, зная, что твоя жизнь - абсолютная ценность и ради неё можно забрать любую другую...
-Абсолютная ценность - не моя жизнь, а моя информация. Хотя какая она моя? Когда мои четыреста лет, несмотря на сон в «братской», подойдут к концу, я передам эту информацию дальше. А сам тоже, лягу спать и не проснусь. Причем, заметь, добровольно!
-Проснешься в чужом теле! Молодом! Молодец!..
-Внешне. Это только внешне. На самом деле машина всё, что хранит мой мозг, запишет в другой. А меня... Чудес не бывает! Всё, что родилось, обязано умереть.
-А кто решает, когда вам пора... это! - Я провёл ребром ладони по горлу.
-Машина. Компьютер. Он следит за нашим здоровьем, и как только появляется возможность внезапной смерти кого-то, милости просим на замену.
-Слушай, а правда, что тогда в Греции вы некоторым смертным дали бессмертие? - спросил Костяй.
-Да, правда! - тяжело вздохнул Сева. - Но эта порочная практика была потом осуждена, и виновные строго наказаны! - Он строго посмотрел на Алика.
-Будто ты сам не грешен! - ответил тот.
-А эти, которым вы дали бессмертие, тоже душу закладывали? - Саша вновь попробовал перейти к «душевной» теме.
-Нет. Тогда эти души даром никому не нужны были.
-А сейчас?
-Смотря какие!
-Например, такая, как моя?
-Давай, посмотрим, что у тебя за ней. Сколько «Майбахов»-то?.. Три?
- Два... ... «Мерседеса»...
Сева презрительно скривил рот.
-Но я исправлюсь! Если надо, я десять «Майбахов» заработаю... Для вас...
-Что ещё?
-Ну... А что надо?
-Душа! Что ещё у тебя есть?
-Да... У меня мало что есть. Но будет... Много чего ещё будет! И я готов делиться!.. Всё отдам! Нищим останусь!
-Навсегда...
-Что, «навсегда»?
-Ты забыл добавить: «навсегда».
-Я? Навсегда нищим?! Да не буду я нищим никогда! Нет, побуду, дня два после того, как вам всё отдам, и хватит!
-Тогда вообще не надо ничего отдавать. Нам от тебя ничего не надо.
-Стоп, стоп!..

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора