День старта. Таксист, подвезший меня к месту сбора, долго хихикал, узнав, что лыжи я везу в поход, в лес, ибо надеюсь найти там снег: в городе-то уже и луж от него не осталось. Идем в магазин затариваться. Макароны, тушенка, соль, и далее по списку… Водка… Сколько? Слава говорит, что походная жизнь настоятельно требует 0,375 литра на человека в сутки. Нас – пять, суток – десять. Итого: тридцать семь бутылок и еще чекушка. Грузим все это в магазинную тележку и долго молча стоим рядом с ней. Не знаю, о чем молчали другие, но я снова и снова перепроверял наши расчеты, так как не мог поверить, что этот кошмар произошел от безобидных 0,375. Подошел Паша из рыбного отдела, где он покупал провизию для Плюша, увидел немую сцену у корзины:
-Ну вы - туристы!

Решили треть бутылок вернуть на полки: выпить все это у нас здоровья, может, и хватит, а вот нести…

Потом – семь или восемь часов монотонной езды до Кальи, Паша травит: «Еду как-то раз, кажется, под Казанью, менты тормозят:
-А что это за эмблема у Вас на машине – «Город без наркотиков»?
-Эмблема как эмблема. Фонд «Город без наркотиков»
-А куда едете?
-Как куда? За наркотиками! Город – без наркотиков!»

Ночуем в Калье у Игоря, хорошего знакомого всей туристской компании, которая не пошла, и на следующий день выдвигаемся на Лямпу. Едем на «батоне» шестьдесят километров на Запад от Североуральска по лесовозной дороге, потом - несколько километров в сторону по другой, ведущей на снегоходно-банно-банкетную базу.
-Кажется, здесь! – говорит Слава.
Выгружаемся, и Игорь угоняет «батон» в Калью, за нами он приедет через десять дней. А мы напяливаем лыжи, рюкзаки и начинаем топтать лыжню.

Итак, нас пятеро. Слава – бавалый турист, большой любитель длительных путешествий по пещерам. Его племянники - Андрей и Женя. Андрей – детина под два метра, мощный, морда красная… Кабан – иначе не скажешь. Женя, напротив, худ и бледен. Когда видишь, как он переставляет ноги под своим рюкзаком, невольно приходит мысль, что если случится у нас в походе голод и цинга, то ему, как ни крути, помирать первому. Про Пашу с Плюшем я уже рассказывал, ну, а меня кто не знает?

Идем, если это можно назвать ходьбой. Хоть лыжи длинные и широкие, но проваливаются по колено, так как мы – тяжелые, да еще с рюкзаками. Когда проваливаюсь особенно глубоко, вспоминаю таксиста: «Сам дурак!» Тяжелее всех - идущему впереди. Протаптывать лыжню для других можно только метров двести. Потом силы кончаются, ноги становятся ватными, и движением управляет уже не человек, а рюкзак, которому все равно, в какой сугроб заваливаться. А падать нельзя. Чтобы подняться, рюкзак придется снимать, а чтобы надеть его – понадобится посторонняя помощь. Дойдя до такого состояния, идущий впереди тратит последние силы на шаг в сторону и отдыхает, пока колонна проходит мимо, а потом пристраивается в хвост. Лучше всех Плюшу. Он сперва долго резвится, скачет в снегу, ныряет, ест его на бегу, но вскоре занимает законное место в кильватере за Пашей.
-Слава! Далеко еще?
-Вот, гору перевалим - и уже близко. …Только как-то тут не так все было…


Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 2)  Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 2)

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора