За горой оказывается другая гора, Лямпой не пахнет. Где избушка, Слава не знает, остальные и подавно. Смеркается. Ночуем здесь.
-Вот кто нам дорогу «зашил»! – показывает на меня пальцем Паша.
-Что я сделал?
-Ты свои бахилы перед выходом шил?.. Вот и «зашил» нам дорогу. Примета такая…
-Так я ж не знал! Сказали бы… Ладно, больше не буду.

Вытаптываем лыжами площадку, ставим палатку, которую Паша затолкал в рюкзак, несмотря на наши вопли: «В избу идем! Такую тяжесть таскать!»

Костер, хорошие люди, вкуснятина в котелке. Вокруг – безмолвный заснеженный лес и немигающие звезды в черноте Вселенной.

Кто-то из нас – убежденный семьянин, а кто-то, наоборот, за свободные отношения. Кто-то страстно любит Родину , а кто-то – только Девятого Мая, а в остальные дни ненавидит. А другой, наоборот, горой за спелеологию и бесконфликтные отношения внутри нашего походного коллектива… Не подрались, хотя культа из 0,375 делать не стали. И выспались отлично, даже не ощутив минус восемнадцать той ночи.

Утром готовим завтрак на новом костре, так как вчерашний – на дне полутораметровой ямы, которую он проплавил за ночь. Решаем: Слава, Паша и я идем налегке искать избу, а Женя и Андрей остаются в лагере и готовят обед.

Уходим. Метрах в двухстах от нашего лагеря находим еще один, только что покинутый. Паша все осматривает и заключает:
-Пришли позже нас, ушли – раньше. Странно, что мы не видели их костра. Палатку не ставили, выспались в яме. …Настоящие экстремалы!
-А вы, - добавляет Слава, - орали вчера на весь лес, спать людям мешали!

Поднимаемся на гору, за ней открывается широкая долина:
-Вот она, Лямпа!
-А изба?
-Во-о-он там должна быть…
Слава выводит нас точно на избушку. Даже удивительно: был он здесь шестнадцать лет назад, на местности нет решительно никаких ориентиров, а сама изба практически полностью засыпана снегом. Откапываем дверь, проникаем внутрь…

Кажется, время остановилось внутри этой избушки. Черные бревенчатые стены, малюсенькое окошко, подоконник – одновременно и стол. По бокам стола – нары. На стенах во множестве развешены различные кожаные предметы, назначение которых сходу трудно понять, но, поразмыслив, мы сходимся на том, что это , видимо, упряжи для оленей. Висят они здесь не первый, а может, и не второй век - настолько кожа скрючилась и задеревенела. Возникает ассоциация с краеведческим музеем, только таблички не хватает: «Диорама. Быт оленеводов манси в прошлые века». Несколько не вписывается бутылка из-под «мартини» перед самым окном, но ее могли оставить музейные работники в санитарный день. А если назвать диораму «быт оленеводов манси первого – двадцать первого веков», то и бутылка будет к месту. Слава рад бутылке, как старому знакомому:
- Это же мы ее тут оставили в прошлый раз! Причем на этом самом месте!
Мы очищаем от снега трубу и «пускаем дым», а потом уходим за Андреем, Женей и вещами.


Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 3)  Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 3)

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора