Прав оказался и я: водка вечером кончилась.
-Ну что? Завтра – в магазин? – Это, конечно, я.
-И как ты себе это представляешь? – Это Слава.
-Как… Пойти на лесовозную дорогу и сидеть там, пока лесовоз не пойдет! Затариться в Североуральске, и на лесовозе – обратно!
-Можно… - Это Паша.
-Да ну!.. Из-за водки – такой геморрой!
-Сидеть тут еще четыре дня - вот настоящий геморрой! Без водки! А так бы еще и пива принесли!
-Умоляю, - стонет Андрей, - про пиво – ни слова!

Не договорились. Утром Андрей и Женя не встают ни к завтраку, ни к выходу на тропу. Мне даже показалось, что Славу, Пашу и меня они послали еще дальше, чем становой хребет и лыжи. Мы не стали будить их, чтобы это уточнить, и, позавтракав, пошли в поход. Только не на хребет, как обычно, а назад, на лесовозную дорогу. Сперва немного поднялись, а потом все вниз, вниз… А по снегоходно-банной дороге – даже со свистом…

Я, выезжая на лесовозную дорогу, не сомневался, что первым лесовозом мы отправимся в магазин, причем не важно, приедет он через пять минут или завтра в обед. Но, оказалось, не судьба. Вчера решение ехать в Североуральск принято не было, и двое в избе не будут знать, где мы. А ведь не исключено, что назад мы вернемся только завтра. Так нельзя. Разделиться и двоим поехать, а одному пойти в избу – тоже плохо. Не надо здесь ходить в одиночку. Двоим вернуться, а одному поехать – то же самое: уехавшему придется потом от этого места до избы топать одному, да еще с водкой, да еще не исключено, что ночью.

Возвращаться в избу решили новым маршрутом. Еще во второй день похода, перед первой ночевкой в избе, мы поднялись на ближайшую вершинку. Она, наверное, была самой низкой за весь этот поход, зато самой живописной. На самой вершине было какое-то нелепое нагромождение прессованного снега, причудливо изрезанное ветром. И вот мы, попивая чай и свыкаясь с мыслью, что североуральские магазины находятся за той же гранью, что и Денежкин камень, видим эту самую нерукотворную скульптуру. До нее – прилично, перед ней – еще две горы… Конечно, мы решаем подняться туда, все какое-то разнообразие.

Этот переход я запомнил, как самый приятный. Позже понял, почему. Все остальные переходы были «от избы». Шел – шел куда-то… Пришел! Посмотрел на окружающую тоску и пошел назад с единственной мыслью: «Зачем ходил? Чего я тут не видел?». А в том переходе был железный смысл: мы шли домой! Сперва по лесу, потом по спирали стали подниматься ближе к вершине. Наверху – наст, мало уступающий по прочности льду. Подниматься по нему на деревянных лыжах, которые скользят здесь одинаково хорошо хоть вдоль, хоть поперек, - какой-никакой, а экстрим… Остроты ощущениям добавляют огромные острые камни, выступающие во множестве несколькими десятками метров ниже. Они как будто готовят незабываемую встречу тому из нас, кто, поскользнувшись, хорошо разгонится на пузе или заднице и доедет до них. Но встречи не случается: падали мы там много раз, но посчастливилось ни разу не разогнаться. Поели прошлогодней брусники, выкопанной из-под снега. На снежные скульптуры не попали, прошли стороной, и спустились в распадок Лямпы, пришли к нашему зимовью, измотанные и довольные.

-Я бы еще этим маршрутом сходил…
-Можно…
-А может, этим, но в обратную сторону?..

Зайдя в избу, обнаружили в ней только Женю.
-А где Андрей?
-За вами ушел!
-Когда?
-Утром…


Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 5)  Лямпа, или, апрельский экстрим 2006 (часть 5)

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора