Директор фирмы «СЧИН» Виктор Петрович Жуйко понравился Бориске сразу. Во-первых – лицо. Бесконечно доброе, не прекращающее улыбаться, излучающее искренний интерес к собеседнику. Во-вторых – обходительность. Хоть и был он директором, но вел себя с Борей запросто. Усадил его за свой директорский стол с той стороны стола, где сидел сам, налил чаю, пододвинул конфетки:
- Значит, хочешь работать! Должность менеджера направления тебя устроит? Мне как раз несколько менеджеров не хватает: фирма все время расширяется. Ну, так как?
- А что делать надо? Какое направление?
- Выбирай: изготовление печатной продукции, магазин, строительство, сельское хозяйство. Я бы посоветовал тебе заняться сельским хозяйством. Ты в хозяйственных работах, мелком ремонте понимаешь? Ну вот, значит, тебе это близко. Приходи завтра с документами, будем оформляться.

«Приятный мужик», - думал Бориска, идя домой в прекрасном настроении. А какое может быть настроение у человека, устраивающегося на работу менеджером направления в фирму, где главный босс – брат подруги мамы, то есть почти что близкий родственник. Мама рассказывала, что Жуйко – человек непростой судьбы. Сидел, так как являлся идейным борцом с совдеповской системой: выписывал липовые больничные, будучи доктором в поликлинике. Выход его на волю совпал с развалом системы, и теперь у него на этих развалинах собственная фирма, постоянно занимающаяся благотворительностью. В фирме всегда полно страждущих и убогих. Жуйко их трудоустраивает, помогает, чем может, а они, облагодетельствованные им, день и ночь молятся о процветании фирмы. Вот она и процветает.

На следующий день Виктор Петрович познакомил Бориску с персоналом, представив его, как менеджера сельскохозяйственного направления. Затем опять пригласил в свой кабинет и заговорил о делах. Во-первых, чтобы работать менеджером направления, надо было получить профессию менеджера. Получить недостающее Бориске образование можно здесь же, на курсах фирмы «СЧИН». Всего десять дней занятий, и недорого, сумма вполне подъемная. Можно считать, что даром – в других местах за такое же образование берут в несколько раз больше. За месяц работы менеджером Бориска эту сумму легко отработает. Доверие к приятному почти что родственнику было безграничным, Бориска быстренько подписал все бумаги, и, так как до завтрашних занятий делать было нечего, согласился помочь фирме, чем может, – починить текущий кран в туалете.

Назавтра Бориска пришел в офис пораньше, передал боссу деньги, одолженные вчера у соседей, и занял место за партой посреди аудитории. Вскоре подтянулся и остальной «менеджмент».

Первой пришла бабуля с палочкой. Маленькая, горбатенькая. Она зашла в класс мелкими шажочками, медленно оглядела все вокруг через толстенные очки и с трудом, опираясь на палочку и парту, села на ближайший к двери стул. Здороваться с Борей она не стала - наверное, берегла силы. А может, просто его не заметила.

Вторая бабка была не более новой, но гораздо более живой. Она проскакала сквозь класс, стуча каблуками, как конь копытами, громко сказала «Здравствуйте!» и села за первую парту. Еще две подошедшие бабули по скорости передвижения и производимому при этом шуму занимали среднее между первыми двумя положение. Когда вся группа была в сборе, появился и Жуйко.

- Господа! – обратился он к присутствующим и выдержал паузу, дожидаясь, пока у господ распрямятся позвоночники и поднимутся плечи. – Сегодня мы с вами приступаем к обучению по программе подготовки менеджеров! – И после такого короткого вступления сразу перешел к обучению: - Открываем тетради и записываем: «Основные термины и понятия». Цифра один римская, тире. Бизнес, двоеточие. Предпринимательская, коммерческая или иная деятельность, которая не противоречит закону и направлена на получение…
Дверь класса открылась, и веселый молодой голос спросил:
- Можно?
Слушатели, все, кроме горбатой бабушки, обернулись к двери. В дверях стоял высокий парень с улыбкой до ушей на круглом лице, с веселыми ямочками на пухлых щеках и легкомысленными белыми кудряшками: простоват и наивен, как водевиль.
- А! – прервал Виктор Петрович лекцию. - Матушкин! А я уж подумал, что ты передумал и не придешь. Заходи, присаживайся куда-нибудь.

До обеда Виктор Петрович, иногда делая пятиминутные перерывы, все время повторяясь, чтобы, не дай Бог, какое-нибудь сказанное им слово осталось не законспектированным, диктовал определения, а слушатели боролись со сном: «Маркетинг – организационная функция и совокупность процессов созидания, продвижения и предоставления продукта или услуги покупателям и управление…». «Франчайза – смешанная форма крупного и мелкого предпринимательства, при которой крупные корпорации, франчайзеры, заключают договор с мелкими компаниями на право…». Первой пала бабка с палкой. Она повалилась на спинку стула, свесила голову набок, отвалила челюсть и стала громко сопеть. Следом отрубилась бабка-конь. Она роняла голову на грудь, выпускала из руки ручку и спала так пару минут, затем вздрагивала всем телом, произнося на вдохе громкое «гы!» - так, что и стул ее, и стол с грохотом сдвигались с места, трясла головой и начинала быстро писать, но вскоре засыпала снова. Увидев, что лектор не имеет ничего против спящих под его лекцию господ, Бориска со своим сном воевать не стал. Подперев голову кулаком и вставив ручку между пальцами, чтобы она была в вертикальном положении, он уснул, и не узнал когда уснули и что делали во сне еще две бабули и Матушкин. Бориска смотрел сон. Сон был про деньги. Он видел ряды теплиц, простиравшиеся до горизонта.
В теплицах толстенные ветки трещат под натиском висящих на них алых помидоров, а принадлежат эти помидоры… Ближняя к Бориске теплица, как и помидоры в ней, принадлежит Бориске. Следующая – тоже. И следующая, и следующая, и еще, и еще… Там, вдалеке где-то, Борискины теплицы заканчиваются и начинаются теплицы фирмы «СЧИН», и Бориска смотрит вдаль, пытаясь понять, где же граница между его и Виктора Петровича владениями. Это непросто, так как граница далеко. Так далеко, что в том месте, где она проходит, теплицы сливаются в одну большую стеклянную поверхность. Деньги… Какие большие деньги! Какая разница, где та граница?! Там она, или еще на сто теплиц дальше – денег Бориске все равно хватит. Настолько хватит, что о них можно вообще никогда не думать. А Бориска ведь деньги не любит. Не в смысле: «Да не люблю я эти деньги, глаза бы мои эту гадость не видели!», а в смысле: «Ладно уж, посмотрю на них, хотя любви к ним и не испытываю». И все же, сколько тут? Сколько Борискиных теплиц, сколько денег? Если сосчитать теплицы, то можно будет посчитать и деньги. Для Бориски это легко – он ведь менеджер. Он начинает считать. Одна, две, три… Двадцать, тридцать… Там, где теплицы начинают сливаться, он сбивается. «Ну и ладно! – думает он. Какая разница, сколько? Главное, что хватает!». Но спустя какое-то время снова начинает считать. Двадцать, тридцать, тридцать восемь… Опять сбился. Его уже бесит это занятие, но остановиться он не может. Ему уже надо точно знать, сколько. Двадцать, тридцать, сорок…

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора