Перед обедом, когда Бориска, вероятно, как и менеджеры других направлений, готов уже был смириться с тем, что деньжищи его так никогда и не смогут быть учтены, босс разбудил всех радостным известием:
- Ну, что, господа! Хочу сообщить вам, что мы сегодня очень хорошо продвинулись по программе! Поэтому завтра занятия начнем попозже: в одиннадцать. Нет, даже в полдвенадцатого. А сейчас все могут быть свободны. Напоминаю тем, кто еще не сдал или сдал не полностью деньги за обучение, что рассчитаться надо срочно. Хронические неразрешимые проблемы с деньгами? С периодическими обострениями? Бывает, бывает. Готов пойти навстречу и принять в качестве оплаты драгоценности, ценные вещи, оргтехнику. До свиданья. Боря, зайди сейчас ко мне в кабинет.

В кабинете Виктор Петрович опять усадил Бориску со своей стороны стола, опять чай, опять конфетки:
- Молодец! На лету все схватываешь, не то, что остальная группа. Отстой! Что тебе с ними время терять? Давай завтра, с самого утра, поедем на твое направление?
- Хорошо.
- Приходи к офису в полвосьмого. А, может… Ты сегодня что делаешь?
- Да так, ничего.
- Пойдем ко мне, посидим, поболтаем по-свойски?
- Согласен.
- Давай прямо сейчас и пойдем. И вот эти сумки прихватим.

Сумок было пять. Не очень тяжелые, но большие и неудобные. «Наверное, тряпье какое-то», - подумал Бориска: в подвале жилого дома, где размещалась фирма, были еще помещения, где, судя по звукам, все время что-то шили. Жил босс в полукилометре от офиса. Когда они дотащили сумки до его квартиры, босс попинал дверь и подождал, пока жена ее откроет. Бориска, увидев его жену, удивился. В свои двадцать пять он еще не успел решить, как должна выглядеть его собственная будущая жена, но кажется, точно знал, какой она быть не должна. Про то, какой должна быть жена бизнесмена, он еще не думал вовсе, но, видимо, тоже точно представлял, какой она быть не должна, а жена Жуйко как раз так и выглядела. Нелепо: сама толстая и немолодая, глазу не за что зацепиться, но мощно накрашенная, завернутая в жутко цветастый блестящий халат, в огромных, тоже цветастых мягких тапках и непомерно больших серьгах. Увидев Бориску, она поспешила поднять свои пухлые пальчики почти к самому лицу и сжать их в кулачки, чтобы засияли во всей красе надетые на них перстни.
- Здравствуйте! – расплылся в счастливой улыбке Бориска.
- Знакомьтесь! – сказал Виктор Петрович. – Это Борис, наш новый управляющий сельским хозяйством.
- Очень приятно познакомиться. А я – Нелли Васильевна, – засияла в ответ жена Жуйко. – Ставьте сумки, Борис, снимайте туфли и проходите. Бориска снял кеды и прошел в залу, а хозяин удалился в другую комнату, где сменил пиджак и галстук на халат - еще более цветастый и сверкающий атласом, чем у жены, - и надел мягкие тапки.
- Присаживайся, – сказал он Боре. - Сейчас перекусим.

Нелли Васильевна включила бра на стене и выключила верхний свет. Несмотря на то, что был день, шторы были плотно задернуты. Они были из яркого бархата и такие плотные, что окно за ними даже не просматривалось. Устроив в комнате полумрак, она принялась накрывать на стол. Перед мужчинами появилась початая бутылка «Наполеона», маленькие серебряные рюмочки с выгравированными на них цветочками на таком же, серебряном с цветочками подносике. Следом хозяйка принесла кусок холодного мяса размером с половину футбольного мяча. У Бориски, ничего не понимавшего в деликатесах, всплыло в мозгу слово «буженина», хотя он и не знал, чем буженина отличается от ветчины или, скажем, от карбоната.
- Сами варим! – по-барски рассевшись в кресле похвастался Виктор Петрович. – А вот эти коньячные рюмочки - обрати внимание - девятнадцатого века!
Конечно, после серебряных рюмок не могли не появиться серебряные ножи и вилки. Из еды, кроме коньяка и мяса, на столе был еще порезанный лимон и какие-то приправы в мелких плошках с крышечками.
- Пью процветание нашего бизнеса! – провозгласил Виктор Петрович и процедил сквозь зубы свой коньяк. Так же сделала и Нелли. Боря тоже выпил, стараясь сделать это как можно медленней, а не глотком, как привык, хотя в рюмочке девятнадцатого века помещался даже не глоток, а так, только зубы попачкать.
- Как? – спросил его босс, когда Бориска закусил лимончиком.
-Да-а-а! – закивал Боря, хотя в коньяках понимал еще меньше, чем в буженине.

Бориска неловко чувствовал себя на этом изысканном обеде. Ножом и вилкой он орудовать умел, но с окружающим величием несколько не гармонировали его застиранная рубашка и дырявые носки. Носки он, конечно, засунул под стол, но запах доходил и оттуда. Видя, что сцена «обед бизнесмена» произвела на Бориску нужное впечатление, Виктор Петрович сказал:
- Вот, Борис! – Он обвел жестом натюрморт на столе, шторы, резной шкаф и перстни на руках Нелли Васильевны. – Так и живем среди антиквариата. И вот что хочу я тебе сказать: чтобы добиться успеха в жизни, надо запомнить одно простое правило. Знаешь, какое?
- Нет. – сказал Боря, приготовившись услышать нечто очень важное, во что Виктор Петрович посвящает не всех своих многочисленных учеников, а только самых одаренных почти что родственников.
- Главное в нашем деле – порядочность! Надо всегда быть честным. А почему?
- А как без этого?
- Неправильно! Это мамочки рассказывают глупым своим детишкам, что врать и красть нехорошо, некрасиво, а быть честным – морально, порядочно и человечно. Это все сопли и слюни, это не работает! Честным быть не человечно, а выгодно! Только усвоив эту простую истину, можно стать настоящим бизнесменом. Запомни это. И вот еще что: надо будет тебе инвалидность оформить!
- Инвалидность?

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора