Вторичная камера с поворотным механизмом поместилась в соединенных вместе двух томах «Семьи Тибо», из которых Бориска вырезал середины всех страниц, для датчика оказалось достаточно одного тома «Войны и мира», а большая камера, не имевшая поворотного механизма, уместилась во втором. Провода и цифровой индикатор с нацеленной на него для фиксации показаний их семейной видеокамерой спрятались за книги, выключатель незаметно лежал в глубине шкафа. Однако, включив систему, Бориска понял, что к испытаниям она не готова. Когда Бориска передвигался по комнате и механизмы наведения отслеживали его движение, сервоприводы производили довольно громкое жужжание, не заметить которое было невозможно. Обложив шумящие агрегаты шерстяными носками и шарфом, полной тишины Бориска все равно не добился, так что испытания пришлось перенести. Весь следующий день был посвящен оклейке тайников, оборудованных в книгах, пенопластом и поролоном, но и это не принесло успеха. Только на третий день Бориска сообразил, как можно выкрутиться: он положил в шкаф колонки от компьютера, подсоединил их к телевизору и включил на минимальную громкость. Получилось как бы эхо от телевизора, которое шло от шкафа и заглушало жужжание работающих машинок. Правда, ухудшалось качество записи: на задаваемые вопросы наслаивался звук телевизора, но что поделаешь…

Когда семья собралась ужинать, Бориска выступил с предложением поесть сегодня не на кухне, как обычно, а в зале. Детям было все равно, а Маша сказала: «Не лень таскать туда сюда посуду – сколько угодно». Бориска притащил ужин в зал и целый час - время, на которое должно было хватить аккумуляторов, - общался с женой и детьми, задавая им вопросы, иногда самые неожиданные. Вообще, папа на ужине вел себя странновато: «Подойди сюда, постой со мной рядом, не крути головой…». А на следующий день, изучая записи, Бориска узнал, что Пашка не ест в школе. Наверное, деньги на что-то копит. Пришел он домой из школы на полтора часа позже не потому, что катался на горке с друзьями. И когда говорит, что в школе у него все хорошо, то тоже врет. А вот на тренировке у него и вправду все нормально, и книжки, которые надо было прочитать на каникулах, он и вправду прочитал, зря Маша ему не верит. С Машей дело оказалось хуже. «В кадре», помимо поверочных вопросов, на которые должен быть заведомо правдивый ответ, она сказала только две фразы, и оба раза наврала: поехать к родителям она хочет вовсе не потому, что соскучилась, и зашивать к завтрашнему утру Борискины штаны даже не собирается. Порадовала только Наташка. Весь вечер болтала, болтала, болтала… И все правда, правда, правда… Чистая душа, четыре года!

Но это ладно. Главное, что прибор работал! По индикатору можно было четко определить, когда человек врет. Нарисовалась и проблемка: у Маши и у Паши температуры были разные. Но как ее решить, Бориска уже знал. Вместо индикатора будет стоять контроллер. Он будет управлять сигнальной лампой и можно будет подстроиться под индивидуальную температуру каждого. Только перед тем, как начать опрос, надо будет нажать потайную кнопочку один раз длинно и три раза коротко, одновременно задав три вопроса на «правду».

Так за книгами, вместо индикатора с направленной на него видеокамерой появился процессор, который в зависимости от сигнала датчика включал или нет маленький светодиодик, установленный внутри «Войны и мира». Горит зеленым – правда. Красным – ложь. Мигание его в отверстии книги можно было увидеть только с одной точки, в которой для допроса Бориска помещал себя…

- Пашка, иди-ка сюда!
- Что, папа?
Папа задает три глупых вопроса, Пашка отвечает на них «да», и начинается работа:
- Помнишь, ты наврал, что катался на горке с друзьями?
- Я? Наврал?
- Ну да.
- Я не наврал. Я катался. На горке с друзьями.
- Вот! Опять врешь!
Пашка округляет глаза:
- А откуда ты знаешь?
- Я теперь все про тебя знаю!
Пашка обреченно опускает голову.
- Ну! Где был?!
- В лес ходил.
- Зачем?
Молчит. Отец продолжает уже с угрозой:
- Зачем, спрашиваю! Говори, все равно ведь узнаю! И на меня смотри, а не на пол!
- Костер жгли, сосиски жарили. – всхлипывает сын.
- Какие сосиски? Где взяли?
- Купили.
- А деньги?
- Санька дал.
- Врешь!
- Не-е-ет… - вытирая рукавом сопли ноет Пашка.
- Врешь!

Через час:
- Паша-а-а!
- Что?
- В компьютер играл?
- Нет.
- Врешь!
- Ну, играл… Недолго, всего минут десять. – опустил сын глаза и трет нос изо всех сил. Папа молча ухмыляется.
- Ну не десять, - ноет Пашка, - а пятнадцать…

Еще чуть позже:
- Паша, иди ко мне.
Пашка ревет заранее:
- Что у тебя в школе?
- Все хорошо.
- Врешь!
Пашка сквозь рев рассказывает, что сорвал новогоднее конкурсное выступление класса, подговорив всех сказать хором; «Раз – два – три, ну-ка, елочка, сгори!».

Пашку трясет, он уходит весь в слезах, появляется Маша:
- Что?

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора