- Я же не виноват в том, что я не еврей!
- Ладно, - говорит, - раздевайся, раз не виноват.
- Ясно. – дослушав Борискину историю сказал Георгий, - но я имел в виду другое. Ни один еврей в Израиле не пустит тебя пожить на зиму у себя на даче.
- Почему?
- Во-первых, у него нет дачи. Во-вторых, там нет зимы. Ну, и в третьих: ты не еврей, и тут твое железное оправдание не поможет.
-Ясно. Ну, ладно, Георгий, я поеду. Работа…
- Не-е-е… Я же слушал тебя, когда ты хотел рассказать мне про свою шею. Теперь твоя очередь.
- Так это… У меня так работа сегодня не заладится.
- А ты руку подними!
- А потом опусти и скажи: «Да хрен с ней, с работой»?
- Да я же вижу, что ты ищешь повод не ехать на свою работу, и помогаю тебе по мере сил. Может, ты и приехал сюда сегодня не для работы, а чтобы со мной поболтать. Откуда ты знаешь, что на самом деле для тебя важней? Короче, слушай…
- Подожди. Ты, говоришь, классный плиточник?
- Да.
- Можешь класть плитку за большие деньги?
- Да. Так я и кладу. Летом. Дача-то летом занята хозяевами. Работаю, куда деваться… Хватает на съем квартиры, на жизнь. Ну, и на зиму надо запастись.
- А почему зимой не работать?
- Зачем? Что это изменит?
- Ну как? Нормально жить можно.
- Вот, смотри… Допустим, я сейчас работаю. Чтобы жить здесь и работать в городе, как минимум нужна машина. Значит, я уже должен, именно должен, батрачить на машину. Либо жить в городе, но тогда я должен батрачить на съемную квартиру. То есть я должен буду заработать на то, что мне самому вовсе не нужно, а нужно только для работы! Получается: работа ради работы. И какая работа! Класть плитку, которую я кладу лучше всех, но при этом сильнее всех ее ненавижу!
- Понимаю, я и сам противник излишеств. Но все-таки, неужели не хочется жить, как люди?
- А я и живу, как человек. Все необходимое у меня есть. А против всяких приятных излишеств я, в принципе, ничего не имею, но работать ради этого…
- Нет, ну я еще могу понять, когда ты называешь излишеством машину, квартиру или еще какое барахло, при условии, что есть чужая дача на зиму. Но… - Бориска задумался – А семья, дети ? Путешествия, развлечения?
- По пунктам: семья была. Только я так и не понял, зачем она была мне нужна. Надо быть идиотом, чтобы обменять всех женщин мира на одну, сказав при этом: «Ты у меня одна - единственная на всем свете от любви и до гроба!», а потом, идя с ней под ручку, оборачиваться на каждую, проходящую мимо, жопу. Я еще понимаю, когда семью создают ради детей. Даже когда по залету, понимаю, хотя к детям у меня нет никакого… Я их вовсе не замечаю. Ну, ходят какие-то… Ну и пусть ходят, а мне такого счастья и даром не надо. Раньше думал: не созрел еще. А теперь понял, что это врожденная особенность. Путешествия: напутешествовался я. Я много где был, и вот что понял: люди мотаются по заграницам не ради самого путешествия или, там, не знаю, познания мира, постижения других культур, а ради того, чтобы можно было похвастаться где-нибудь в бане с друзьями: «А я был в Америке двенадцать раз!». И шмутку оттуда привезти - настоящую, американскую, и таскать ее, как звезду героя, чтобы все видели, что он там был. Для стеба! А я был в тридцати шести странах, так что для стеба мне никуда ехать уже не надо. А путешествия, особенно в Израиль, я ненавижу, хотя, конечно, меньше, чем кафельную плитку.
- Хорошо, хорошо… Ты, поумнев, отказался от одной женщины в пользу многих. В пользу «всех женщин мира». Но, ведя такую… Такую лишенную излишеств жизнь, ты как раз и отказываешься от всех женщин мира!
-Далеко не от всех! Здесь, - Георгий кивнул в сторону садов, - половая жизнь кипит – мама не горюй! Причем, что я в ней особенно ценю, жизнь честная. В той жизни, которую ты называешь нормальной, общение с женщиной обставлено со всех сторон всяким враньем: «Я тебя люблю!». «Ты у меня такая, ну вообще! Я на других даже смотреть не могу!».
- А так не бывает?
- Не знаю. Я не видел, хотя весь этот бред и слушал, и сам говорил. А у тебя было?
- Нет, но верить хочется.
- Да верь, пожалуйста. Только в семейной жизни без вранья все равно не обойтись. «Дорогой, как тебе нравятся эти цветы, что я вырастила на подоконнике?» «Они восхитительны, как и все остальное, что ты вырастила на всех остальных подоконниках!» Вранье в семье – это обязанность. Вот ты можешь не врать своей жене? Она ведь у тебя, судя по всему, есть.
- Насчет вранья с тобой согласен, причем не только в семье, но и вообще. Я даже на эту тему исследования провел при помощи детектора лжи.
- Это как?
- На детекторе проверил всех, кого смог: жену, детей, соседей…
- И они все согласились?
- Согласия не требуется. Этот детектор - мое открытие, - с гордостью сказал Боря. – Человек что-то говорит, а прибор показывает, врет он или нет. Я знаю, когда он врет, а он не знает, что я знаю!
- И что?
- Все врут. Постоянно! Все! Так что, может, семья и ни при чем?
- Может. Но насчет «все» я бы поспорил. Вообще, никогда не говори «все» и «никогда». Я, например, никогда не вру!
- Никогда?
- По сравнению с другими – никогда. У меня просто необходимости нет. Я ничего никому не наобещал, ничего никому не должен, ни от кого мне, в общем-то, ничего не надо… Вот и живу в таком счастье: могу говорить правду налево и направо.
- Счастье, согласен.
- И это благодаря тому, что не участвую в нормальной жизни!
- Но ведь каждый нормальный человек хочет чего-то в жизни достичь. Или ты – ненормальный?

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора