На фирме «Златогон» в очередной раз сломался вентилятор. Точнее, не сломался, а изгнил, превратился в ржавчину или еще какое вещество, как и десятки других вентиляторов, которые изгнили на этом месте раньше. Фирма «Златогон» занималась извлечением золота из отслуживших свое компьютеров. В каждом компьютере есть золото. Немного, но есть. И вот эта фирма принимала у населения мертвые компьютеры за небольшие деньги. Золото в компьютерах находится на контактах – они там позолоченные. Сперва эти мелкие контактики надо выковырять из компьютера, а потом бросить их в кислоту, чтобы медь или жестянка, которая покрыта золотом, растворилась, а золото осталось. В результате реакции образуется не только золото. Образуется еще ядовито-зеленая жижа и «лисий хвост». Жижи много. Она сливается в специальную трубу, которая ведет к огромной яме. Из ямы жижа уходит в землю. Земля вокруг давно уже пропиталась этой гадостью, отчего деревья в радиусе примерно метров двухсот погибли. Чтобы какой-нибудь эколог, случайно увидев это безобразие, не задал вопрос: «А почему везде деревья зеленые, а вокруг «Златогона» - нет?», «Златогон» периодически спиливает вновь высохшие деревья, так что зона экологической катастрофы вокруг фирмы все время расширяется. А может, деревья погибли и не от жижи, а от «лисьих хвостов». «Хвосты» - это струи оранжевого газа, выбрасываемые на несколько метров вверх стоящими на крыше фирмы вентиляторами. Вентиляторы откачивают газ из вытяжных шкафов, где идет реакция растворения контактов. Действительно, как деревья могли не погибнуть от «лисьих хвостов», когда эти «хвосты» за пару месяцев легко растворяют даже собственные вентиляторы?

Хозяин этого производства – Эдик Бардакчук. Он тут не только хозяин, но и главный технолог, и специалист по кадрам, и лаборант. Есть и еще несколько подсобных рабочих, но он – главный. Каждый день он приходит на работу, накладывает и наливает в тару все, что нужно для реакции, включает нагреватели и вентиляторы и сидит целый день на табуретке, наблюдая за ходом реакции, считая граммы и унции и пересчитывая их в рубли и доллары. «Высиживает очередной «Мерседес», - как говорит про него Бориска.

Ну, а при чем тут Бориска? Конечно… Это его «Златогон» нанимает прокладывать трубы для жижи, пилить мертвые деревья и менять вентиляторы. Вот и сейчас, когда корпус одного из вентиляторов рассыпался, его позвали на халтуру.

- Здорово, Бардакчук!
- Привет, Бориска! Не сидится дома? Все по крышам лазаешь, вентиляторы починяешь?
- А куда деваться? Приходится.
- Правильно. А то совсем он качать перестал, вонь в помещение идет.
- А ты все над златом чахнешь?
- Чахну. Куда деваться?
- Что это у тебя? – спросил Бориска, увидев, что Эдик разбирает какой-то прибор.
- Увлажнитель воздуха. Купил, поставил дома, а он не увлажняет.
- А зачем он дома?
- Как?! У меня же паркет! Художественный! На заказ в Германии сделанный! Он требует правильной влажности в помещении.
- Ну, если паркет требует, тогда понятно. Что же ты? К Германскому паркету купил Китайский увлажнитель?
- Отечественный.
- Как это тебя угораздило?
- Да как-то так получилось. Знаю ведь, что из всего отечественного можно покупать только хлеб и проституток. Так нет, купил… Вот, смотри: бачок для воды протекает, вода попала в электрику… Не-е-ет! Ничего хорошего у нас никогда не будет!
- Не знаю, не знаю… У меня все отечественное, и ничего: работает, ездит… Ну, конечно, кроме увлажнителя. Я ведь не паркет германский, мне он ни к чему.
- А у меня…
- Может, не заслужил? Сам-то как работаешь?
- Я? Уж если я не заслужил, то тогда кто заслужил? Я с золотом работаю! У меня – все точно! Вот, написано: «13, 138 грамма». Значит, так и есть! Вот проба написана – можно не проверять. У нас знаешь, чуть что не так – сразу голову оторвут!
Если бы все работали, как я, то все бы работало! А то… Емкость течет, на электрику попадает. Мясо купишь – половина воды. В колбасе – непонятно что. Сметана – вообще, говорят, не сметана! И так во всем! Без обмана – только хлеб и проститутки. Ах, да… Ты проституток-то не любишь. Зря, они вкусные.
- Брезгую.
- А чем они отличаются от не проституток?
- Тем же, чем падаль отличается от мяса. Падаль, по сути своей – мясо. Но только падшее.
- Ну, значит, только хлеб остается. И посреди этого бардака один только я работаю строго по технологии!
- А «лисий хвост»?
- Что?
- С граммами и пробами у тебя порядок. А с отходами? Бардак! Еще похлеще, чем во всей стране!
- Здрасьте! Это кто же говорит?! Бориска, который сам же и поставил мне вентиляторы и теперь сам же мне их меняет!
- Я не только вентиляторы поставил, я еще и трубу для твоей зеленой жижи в яму провел! А помнишь, когда трубы еще не было, как мы с тобой вывозили твою чачу в канистрах на моей машине и выливали ночью, пока никто не видит, возле дороги?
- Вот! Сам-то?!
- Так я и помалкиваю. Я – как все. Как вся страна, и ты в том числе. Но есть и различия.
- В том, что тебе стыдно?
- Не стыдно.
- Фу-у-у… Слава Богу! А то я уже невесть что про тебя подумал. Так в чем различия?
- Во-первых, загаживаешь экологию хоть и моими руками, но все же ты. Решение выбрасывать отходы, на кого Бог пошлет, принимает кто? Ты. А если я откажусь это делать, то другие люди найдутся. И во-вторых: я кормлю своих детей. Деньги за то, что я помогаю тебе в твоем вонючем деле, мне нужны на жизнь семьи, то есть необходимы. А тебе они зачем? На четвертый «Мерседес»?
- Хорошо бы на четвертый! У меня же два всего.
- И «Харлей». Так что три.
- Да? Ну, ладно, пусть на четвертый. Их, сколько ни купи, все равно мало. А отечественного увлажнителя и одного – лишку. Не-е-ет, ничего хорошего у нас никогда не будет. А все почему? Нет свободы для бизнеса! В Германии свобода есть, и паркет нормальный. И колбаса, и пиво, и «Мерседес»…
- Тут дело не в отсутствии свободы, а в ее использовании. Они свою используют для пива, колбасы и «Мерседесов», а мы – для производства «лисьих хвостов», добавления воды в мясо и … У нас свободы для бизнеса не мало, а много. Нам не свобода нужна, а по паре надсмотрщиков на каждого. Один – чтобы все за нами проверял, замерял, нюхал, а второй – с автоматом. Вот тогда ты жижу лить, поди, не будешь!
- Я не буду, так другие люди найдутся. И что тебе моя жижа не нравится? Жижа как жижа. Эти отходы, по сути своей, - удобрения. Но только очень концентрированные.
- То есть те деревья, которые я спилил, померли потому, что объелись удобрениями?
- Ну, конечно! А потом когда-нибудь концентрация упадет, и на этом месте все вырастет обратно, и даже больше, чем было. Так что от моих отходов одна польза, просто ты не смыслишь ничего в сельском хозяйстве. А еще потом, через тысячи лет, на этом месте будет месторождение малахита. А сколько будет стоить малахит через тысячи лет, это, наверное, даже ты сообразить можешь. То-то мне потомки спасибо скажут!
- А «лисий хвост»?
- Да он размешивается в окружающем воздухе и никому не мешает.
- А скажи, ты сам стал бы жить вон в тех садах, на которые обычно отсюда ветер дует?
- А там живут?
- Конечно. У меня там даже один знакомый бомжик есть и еще один мальчишка.
- Ну что плохого в том, что немного не очень ядовитых веществ попало на бомжа? Не о том ты думаешь.
- Да. Поболтать с тобой, конечно, приятно, но надо на крышу лезть.
- Да, да… А то у меня вся работа встала. Удобрения не текут, малахит не образовывается. Так я всех денег не заработаю!

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора