Совсем нет друзей! Приятелей, соседей, собутыльников, деловых партнеров – сколько угодно, а друга – ни одного. Раньше были. Но… Это только в кино да в песнях мужская дружба – навсегда. Мы умрем, а она останется. А в жизни случилось наоборот.

Были у Бориски два друга - Вовка и Генка. Все трое были тогда молодыми, жен еще не было, телефонов - тоже. Машина была только у Вовки. Приезжает, например, Вовка к Генке на работу: «Поехали куда-нибудь! Бухне́м!». И вот уже вдвоем едут они к Бориске, а потом все втроем - в общагу какого-нибудь института, или в баню на даче у Генкиного отца, или в парк, где раньше можно было неплохо подраться. Вот дружба была! А потом как-то Вовка взял у Генки денег на бизнес, да не отдал. Они, конечно, не раздружились, но осадочек остался.

В другой раз Вовка взял у Бориски и тоже не отдал. Ну, что же, бывает. Все трое, как и раньше, собирались вместе, чтобы бухну́ть, но… «Что же это за дружба, - думал себе Бориска, - если жизнь за друга я, как и раньше, отдать готов, а деньги ему дать – уже нет?»

Потом Бориска попросил денег у Генки. А Генка говорит: «Ты, дружище, бизнес-план составь, а я рассмотрю!». И опять все трое собирались и буха́ли, а Бориска подумал: «Опять ерунда получается! Я у Генки как у друга могу попросить что угодно: хоть спина к спине встать и биться насмерть, а вот денег в долг попросить уже не могу… А может, и со «спиной к спине» все не так, как я думаю?»

Позже обзавелись женами. Вовка стал известным в городе кидалой, разбогател. Генка тоже поднялся, свой бизнес, все дела. У троицы остались нормальные приятельские отношения. Вовка, конечно, ничего никому не вернул, но они ведь друзья: он был понят и прощен, а Генку больше никто ни о чем не просил, и тоже проблемы как не бывало. Теперь если и собирались втроем, то у Вовки на даче или у Генки в коттедже. Соберутся, выпьют виски или коньяку, и давай орать: у Генки на «Мерседесе» зеркало само перещелкивается, чтобы не слепить водителя, когда сзади свет фар попадает, а у Вовки на БМВ зеркало не перещелкивается, зато можно голосом музыкальным центром управлять! Бориска послушал их год – другой, да и перестал откликаться на предложение «бухнем, как раньше». Выпить он может и дома, а с «друзьями» и поговорить-то не о чем, проблемы их даже не кажутся проблемами. Зеркало в Борискиной машине никогда не слепит, потому что всегда стоит в одном положении – направлено на заднее сиденье, где обычно дети, а музыкальный центр не только не управляется, но и вообще не стоит. Не стало у Бориски друзей. Они живы, а дружба умерла. Ну да ладно, так даже лучше. Сам с собой Бориска и обычную водку пить может, тогда как с друзьями – непременно американский виски, который Вовка с Генкой называют «отечественным», или коньяк, который должен быть обязательно из Коньяка. От питья этих почитаемых его друзьями напитков он был не столько пьян, сколько задавлен. Не жадностью, ее у Бориски нет, как и друзей. Жабой: эта-то гадина есть у каждого.

Нет у него любимой работы. Бориска работу свою делает, но лишь для денег. Не любит он свое нестандартное оборудование.

А раз нет любимой работы, то нет в Борискиной жизни гармонии. Вот все вроде в жизни прекрасно, а гармонии нет! Какая же тут гармония, если вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, он вынужден треть, если не половину этой жизни тратить на зарабатывание денег, строя ненавидимое им нестандартное оборудование?

Мечты тоже нет. Мечтал быть моряком – как-то само рассосалось это мечтание. Мечтали с женой о квартире побольше – вот она, есть. Мечтали скататься за границу – скатались. О чем еще помечтать? Бориска даже не знает.

Ну, да ладно. Главное – счастье есть. Хотя, какое это счастье? Без мечты, без друзей, без любимой работы и гармонии? А где все это возьмешь? Этого ни заработать, ни украсть…

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора