Пока Бориска выпивал и закусывал, Вася, сказав: «Да я и не обижаюсь», поднялся, захватил свой стоявший на полу портфель, надел туфли и вышел из квартиры.
- Блин! – почти крикнул Бориска.
- Что! – испугался Матушкин.
- Да мэр этот твой! … Моржовый! Очки забыл!
- И что?
- Что?! Еще припрется!
- Да он ничего мужик, вообще.
- Да сколько угодно. Просто, не люблю полковников. Еще с тех пор, когда в армии служил. А мэров – еще больше.

Матушкин вскоре решил никуда сегодня не ехать, а остаться ночевать у Бориски, после чего принес из своей машины еще две бутылки и колбасу. И под водочку рассказал Бориске, что тогда, давно, они с атаманом уехали к морю, где атаман провозгласил себя предводителем местного казачества. А как иначе? Погоны-то на нем казачьего генерала! Заливал всем, что потомственный казак: «Не верите? Да я с детства в седле! Вот дайте мне коня и шашку! Вот только дайте! Сразу увидите, что не вру!». Проказачествовали они почти полгода, успев обложить данью нескольких кооператоров, а потом появились настоящие местные казаки. Ни коня не дали, ни шашки. Сломали Атаману нос, Матушкину – ребро, и гастролеры, переодевшись в вокзальном туалете в гражданское и бросив там же, в туалете, шинели с золотыми погонами, подались в родные края. После этого Матушкин пытался начать несколько разных дел, но все они прогорели. Первое удачное – производство топок для сжигания опилок. Дело вообще-то сперва было не его. Его наняли работать в офисе - обзванивать потенциальных клиентов и втюхивать им топки «по спецпредложению».

На любом деревообрабатывающем производстве есть гора опилок. Это отходы, которые никто не знает, куда девать. А если установить котел со специальной топкой, то и отходы утилизируются, и тепло производится. Топка дорогая, несколько миллионов, окупается долго, производители покупать их не хотят. Но если найдется хотя бы один заказ в год, то фирма, производящая их, уже процветает. И Матушкин эту одну топку смог продать. А потом, пока топку строили, нахватался опыта: где какие комплектующие заказать, кого нанять на монтаж, как организовать доставку. А фирма после монтажа этой топки возьми да и развались: хозяева переругались из-за денег. Матушкин же сообразил, что надо делать. Он стал обзванивать, как и раньше, все подряд лесопилки и мебельные фабрики и нашел еще один заказ. Открыл быстренько свою фирму, нанял теплотехника, специалиста по топкам, получил предоплату, и… Все получилось. Но после этого прошло уже полгода, заказов больше не было. И вот он нашел полковника. Сейчас Матушкин помогал ему деньгами на предвыборную кампанию за то, что потом, когда тот станет мэром, на всех лесопилках Старососновска будут стоять топки Матушкина. Так что Матушкин – не член полковничьей команды, а кошелек. А вот Люба, та которую Бориска видел на лестнице, - член. Она, как и сам полковник, ходит по квартирам и агитирует. Бесплатно. Но потом он отдаст ей на съедение Старососновское жилищно-коммунальное хозяйство. Люба эта сидела уже за растрату, так что ЖКХ, стань полковник мэром, окажется в надежных руках.

Когда Вася вернулся за очками, Бориска с Матушкиным доедали вторую бутылку и вторую сковородку яичницы с колбасой.
Полковник прошел в кухню, плюхнулся на табурет, бессильно опустив голову и плечи, и тупо уставился на Матушкина.
- Тяжко? – спросил его тот.
- Не то слово! От этого хождения устаешь хуже, чем от… - Он не нашел подходящего сравнения, так как лопатой махал очень давно и уже забыл, каково это, а вагонов не разгружал вовсе. – А еще домой ехать! А утром – обратно!
- Оставайся. – предложил Бориска, который к концу второй бутылки уже гораздо лучше относился и к мэрам и к полковникам.
- А это удобно?
- Да.
- Тогда налей мне полкружки, как себе! Ты, когда пил, я чуть слюной не подавился!

Выпили. Вася - почти полную кружку, а Бориска с Матушкиным – по чуть-чуть.
- Столько труда и нервов на эту агитацию уходит, - плакался полковник, закусывая, - а толку, похоже, не будет. В девять из десяти квартир вообще на порог не пускают, а уж если пустили, то слушать ничего не хотят. Они думают, что я пришел к ним затем, чтобы послушать, какое дерьмо все эти мэры, кандидаты, депутаты… Кого я так сагитирую?
- Так брось! Все равно тебя не выберут. – весело сказал Бориска.
- Смешно ему… Лучше бы взял да помог.
- Так Матушкин говорит, что на тебя надо бесплатно работать. Или, еще лучше, тебе денег дать!
- Давай подумаем, чем тебя можно заинтересовать.
- Я бы ничего не имел против ЖКХ, но… После Любы там вряд ли что останется. А я что красть буду?
- Ты чем занимаешься?
- Нестандартным оборудованием. Изобретатель – конструктор – умелец. Принимаю заказы на изготовление чего угодно.
- О! Так это то, что нужно! Можешь принять заказ на освещение улиц?
- Конечно.
- Мы весь этот город осветим фонарями твоего производства, а стоить те фонари знаешь, сколько будут! Давай, с завтрашнего дня вливайся в команду!
- В банду.
- Нет, ну мы же и на город работать будем, не без этого. Без ЖКХ ведь все равно не обойтись, а оно все равно этот город доить будет, Люба на нем сидит или не Люба. Топки – тоже дело хорошее, от них польза не только Матушкину, но и заказчикам, и городу. Освещение – тоже. Вот нынешний мэр, Безродов ваш – форменный бандит. У него банда – всем бандам банда. Ничего не делают, только земли вокруг под коттеджные поселки распределяют.
- Безродов до того как стать Мэром, был мелкий бизнесменишко. Так, ничего особенного. Пара рекламных щитов «Безродофф» на въезде в город, несколько банок краски «безродофф» на рынке. Говорят, будто старое городское начальство, еще коммунерское, сильно его прижимало. Вот он и пошел в мэры, чтобы дела свои поправить. Пришел – построил старое начальство и говорит: «Кому из вас и сколько я принес – все вернуть с процентами, или хуже будет!». А процент в те годы помнишь? Процент в день. Говорят, все ему вернули, даже кто-то из бывших даже квартиру продал. Хотя с чего бы там квартиры взялись? С двух банок краски, что ли? Мне эту историю Витек рассказал. Он раньше каждое лето на площади кафэшку держал. Летнюю. Так Витек радовался, что у нас теперь такой мэр. Говорил: «Отличный мужик! Справедливый! Может, теперь за разрешения всякие поменьше отстегивать будем.» А мэр выступил на областном телевидении: «Главное, что я буду делать – развивать инфраструктуру!». И развил! Теперь не «Безродофф», а «Безродофф групп»! На въезде в город – огромные ангары, два магазина строительных, за городом – логистический центр. Все – «Безродофф». Каждая вторая фура, въезжающая в город, – «Безродофф». Опутал собой весь город, пора его уже в Старобезродовск переименовывать А Витек кафе больше не держит. За него столько надо стало платить, что смысла нет.

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора