Пришел парень после армии домой, растерялся: кем быть? Думает: "Пойду в милицию!". Пришел, ему говорят:

-Нет, таким как ты в милиции делать нечего!

-Почему?

-Ты талантлив и трудолюбив...

-Вовсе нет!

-А форму, вот эту, дембельскую, сам делал?

-Да, но я исправлюсь!

-Верю. Но ты ведь еще и не берешь чужого!

-С чего Вы взяли?

-У тебя карманы зашиты!

-Так это просто мода такая! На дембельской форме у всех зашиты!

-Не у всех! Только у тех, кому в милиции делать нечего!



Жизнь в камере кипела всю ночь: людей приводили и забирали, они плакали и изрыгали проклятия в адрес своих мучителей, но большинство все же вело себя спокойно. Хозяин камеры - старосидящий Вовка, лежавший на своем месте уже третьи сутки, - сперва требовал от вновь прибывших байку, а потом объяснял, что выйти на свободу можно прямо сейчас, дав ментам тысяч сто или двести - как договоришься. Тех, кто этого не сделает и досидит до завтра, отвезут к судье, где за свободу придется отдать уже в пять раз больше. Кто не даст - получит пять, десять или пятнадцать суток и поедет отбывать их в специальную тюрьму. Там - курорт. Горячая пища три раза в день, нары, даже матрасы, можно курить. Самого Вовку забрали за то же, за что и Леву: он вышел из кофейни, а в вытрезвитель его не приняли. За ночь Вовка громко, чтобы слышали, рассказал столько баек, историй и анекдотов, что они обиделись и на полученные им пять суток не отвезли его на курорт, а оставили в обезьяннике. Раз в день принимали для него передачку с едой от жены, причем воду не передавали, и ему приходилось пить вонючую из-под крана.



Лева, узнав, что можно прямо сейчас отсюда выйти и даже успеть до закрытия в обувной отдел, кинулся предлагать деньги, но оказалось, что байка его потянула аж на миллион: менты знали, сколько у него есть, так как все ценное, включая шнурки от ботинок, приняли по описи. Жаба на пару с классовой ненавистью давнули Леву так сильно, что он остался сидеть, процедив сквозь зубы: «Не подаю!». Утром в камере остались двое. Они уже подружились, называли себя «Левчик и Вовчик», и даже успели спеть дуэтом «Соловьиную рощу», «Мурку» и «Интернационал». Остальное население, откупившись само или с помощью вызванных по телефону родственников и друзей, разошлось по домам.



Леву вместе с протоколом, зафиксировавшим его поведение, которым он нарушил общественный порядок и оскорбил человеческое достоинство, а именно: «Валялся на остановке общественного транспорта пьяный, нецензурно выражался матом и приставал к гражданам.», привезли к судье.

-Пять суток!- вынес тот вердикт, ознакомившись с протоколом.

-Так все было не так! - начал выстраивать линию защиты Лева.

-То есть они Вас оговаривают?

-Конечно!

-Пятнадцать?- судья повернулся к ментам

-Угу, - кивнули те.

-Ладно, ладно, - отказался от линии Лева. - Пять...

Свершив акт ментосудия, судья, улыбаясь, подмигнул ментам обоими глазами:

-Все, свободны...



Камера на «курорте», в которой ему предстояло прожить небольшую часть своей жизни, была только что отремонтирована, а в других частях тюрьмы для пятнадцатисуточников еще продолжался ремонт, что влекло за собой два неприятных обстоятельства. Во-первых, все пронизывал запах краски, хоть и не резкий, но не собиравшийся скоро выветриться, в ближайшие пять суток - точно. Вторая неприятность была серьезней: в данный момент ремонт происходил в туалете, он не работал, и поэтому в камере, в углу, стояло накрытое картонкой ведро, хотя параша пятнадцатисуточникам не положена. И если к запаху краски посидельцы быстро привыкали, то с запахом из ведра дело обстояло хуже. В помещении оказалось три человека. Один из них, маленький и толстенький, похожий на колобок, сказал: «Добро пожаловать!», остальные молча кивнули. Лева прошел к одному из трех свободных мест и сел.

-Да ты не стесняйся, располагайся удобно, - подбодрил его «колобок». - Меня зовут Федор, это - Витек, а это - Козлов Виктор Лаврентьевич. У тебя лишний вес есть?

-Что есть? - растерялся Лева.

-Лишний вес. Ну, похудеть хочешь? Мы тут, чтобы время шло быстрей, по очереди что-нибудь рассказываем. Сейчас моя очередь, я читаю лекцию о похудании.

-Ладно, читай. Я - весь внимание. - Лева растянулся на нарах.

-Итак,- продолжил колобок Федор,- почему так сложно сбросить вес, хотя правильнее говорить: массу? Казалось бы, чего проще: меньше ешь, превозмогая чувство голода, периодически взвешиваешься, и когда вес, точнее, масса, снизилась до нужного значения, начинаешь нормально питаться. Но все люди или почти все, пытавшиеся это сделать, отмечают, что вес, простите - масса, моментально возвращается. Чтобы доходчиво объяснить это явление, давайте общую массу тела человека разобьем на несколько составляющих.

Главная составляющая - непосредственно тело, то, что не может похудеть.

Следующее - жир. Накопленная годами масса, которую и надо сбросить.

Каловая масса. - И для Левы пояснил: - Виктор Лаврентьевич не выносит не только нецензурных слов, но так же и некоторых , в общем-то, цензурных.

Наконец, вода.

Построим графики. Масса непосредственно тела постоянна. - Палец прочертил ровную линию на стене. А вот график изменения массы жира во времени: время идет, масса увеличивается медленно, но неуклонно. Тогда как мы хотим похудеть: вот так, быстро и навсегда. График каловых масс у всех индивидуален: у кого-то одноразовое питание, а у кого-то пяти. Обратный процесс тоже имеет разную периодичность. - Палец продолжал свой путь по стене. - Вот мы позавтракали - она возросла почти на килограмм, пообедали - еще возросла, потом поужинали. А в туалет обычно ходим реже... Поэтому колебания ее имеют период от одних до трех суток и составляют всего килограмм, тогда как полная каловая масса обычно три - пять килограммов, это индивидуально. Конечно, значительная часть съедаемого - вода, она выводится часто и в организме не накапливается. Массу воды мы не учитываем. И вот человек принимает решение худеть: начинает с радикального уменьшения количества пищи. Позавтракал мало, пообедал - тоже, ужин отдал врагу. А в туалет вечером сходил... Каловая масса снизилась на килограмм, а то и больше, а следовательно, и масса тела вообще. Человек продолжает в том же духе еще три дня и «убивает» еще два- три килограмма. Дальше - хуже. Чувство голода нарастает, а вес убывает медленно или вообще стоит, потому, что каловая масса уменьшилась до минимума, а жир хоть и убывает, но понемногу: реальная цифра - сто - двести грамм в день. Вот тут - то и начинается главная работа, которую могут осилить лишь немногие: надо терпеть еще несколько недель. Но человек, потеряв несколько килограмм, из которых, как мы поняли, жира - только один, уже начинает уговаривать себя: «Сегодня поем по-человечески, много не наберу, а завтра возьмусь с новой силой...». Но за этот один день опять полностью набирается обычная каловая масса, и прежний вес возвращается. Назавтра человек опять питается по-человечески, так как не может заставить себя голодать, видя нулевой результат. Ну, вот такая, можно сказать, выстраданная мной теория! Тебя как зовут?

-Лева.

-Ты следующий!

-Что же рассказать-то?

Пока Лева выбирал подходящий сюжет, остальные заинтересованно обсуждали теорию похудения, взяв для примера конкретный и, как утверждал Витек, часто встречающийся случай из жизни: как быть, если у человека вся масса - каловая?



Лева сперва хотел порассказывать смешные случаи из своей армейской жизни, но ему показалось, что это будет слабовато против мощной Фединой теории, весомо подкрепленной графиками. Недавние его директорские приключения, конечно, интересны, но у Левы было предчувствие, что они еще не закончены: не опасно ли рассказывать все это первым встречным? Он остановился на недавно придуманном Слоном и Крымским плане продажи Родины, но, сомневаясь, что сможет складно изложить эту идею без подготовки, предварил свой рассказ вот как:

-Поскольку проведение этой лекции я не планировал, так как, во-первых, не знал до последнего времени, что попаду в тюрьму, а во-вторых, тем более не знал, что тут придется читать лекции, заранее прошу прощения за возможную нестройность моего рассказа...

Но рассказ пришлось прервать не начав, так как загремели ключи в замке и наступил обед. Ложками гремели минут пять, так что у Левы было время для подготовки.

-Ну как? - спросил его Витек, имея в виду обед.

-Из всего вышесъеденного мне понравился только хлеб!

-Начинай, заранее прощаем!

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора