- Хоботов, это упадничество!
- Это жизнь!

Из х/ф «Покровские ворота»


Острая фаза кризиса миновала, на смену ей пришла хроническая. Я уже точно знаю: чем ходить одному, лучше всю жизнь сидеть дома. День за днем, с утра до ночи - мотор, купание, водка... Приключений не было слишком давно. Я чувствую, что за столь долгое спокойствие наградой должна быть настоящая беда. Что это будет? Скорее всего, конечно, шторм. Я уже почти две недели нахожусь в антициклоне; циклон должен быть уже где-то рядом вместе с атмосферным фронтом, который он гонит впереди себя. По два раза в день звоню диспетчерам, спрашиваю прогноз. Отвечают:
-Ветер - пять-семь метров в секунду, в грозе - до тринадцати. Волнение - восемьдесят на участках «пять», «восемь», «двенадцать». Сто - на участках таких-то и сто двадцать - на таких-то.

- Скажите, пожалуйста, а прохождение фронта в ближайшие сутки ожидается?
- Повторяю: ветер - пять-семь метров в секунду, в грозе...
На который-то день, выучив прогноз наизусть, перестаю спрашивать. Барометр мой показывает давление того момента, в который он был установлен на яхту: видимо при установке были допущены какие-то нарушения технологии. Грубые: в нежном приборе что-то сломалось.

Прохожу Волжские водохранилища - штиль, солнце. Купаюсь посреди самого большого - тридцать на семьдесят километров. С двух сторон берега чуть-чуть видны, а с других - нет. Отплываю подальше, хороший получился бы кадр. Зеркало воды до горизонта, безоблачное небо, неподвижная «Афера». Жаль, аппарат я дома забыл, а то можно было бы на резинке отплыть и снять.

В Ульяновске стою день; супчики в кафешках, ксерокопирование очередного альбома. Карты у меня теперь есть до Волгограда. В Ульяновске главная проблема яхтсменов - крысы. Они, оказывается, приходят на лодки с берега прямо по швартовым. Поэтому на всех швартовых концах в Ульяновске приделаны фанерные кружки: бежит-бежит крыса по веревке в яхту, стукается головой в кружок, теряет сознание и падает в воду. Познакомился с местными: Дима, который тоже собирается в Турцию, но только после того, как покроет свою палубу солнечными батареями; Слава Фильтингов. Попили, поговорили. Душевно. Мне сказали, что от Ульяновска до Тольятти стоянок нет. Эти сто тридцать километров надо пройти за один переход. Поэтому выхожу рано, но на реке зыбь, винт то и дело выпрыгивает из воды, и лодка не идет вовсе. Хотел поставить грот, он даже в безветрие стабилизирует качку, но фал перехлестнулся за фонарик. Начинаю идти галсами, так винт под водой, но вскоре понимаю, что сто тридцать километров мне так до темна не сделать. Да и число тогда было тринадцатое. Вернулся. Еще день душевно попили, поговорили...

Четырнадцатого дошел-таки до Тольятти. По дороге - несколько бухт, заводей и пристаней, но помня, что Слава настоятельно рекомендовал нигде не останавливаться, прохожу все это и прихожу в Тольятти затемно. Кстати, причину отсутствия стоянок в этих краях я узнал в Тольяттинском яхт-клубе. Когда-то давно, еще когда стоянки были, какая-то яхта зашла на пикник в какую-то деревню. В результате пикника деревенские яхтсменов побили. Те сгоняли домой и вернулись уже со всем Тольяттинским яхт-клубом, погрузив его на речной трамвайчик. Яхтсмены побили деревню. Вот после нескольких таких эпизодов яхтенных стоянок между Ульяновском и Тольятти и не стало. Фильтингов нарисовал мне на лоции, где в Тольятти яхт-клуб, но, во-первых, спьяну, а во-вторых, ночь и кругом мели. Остановился напротив городской набережной; улица, фонари, ходят люди. Решаю переждать до рассвета, отхожу подальше от берега и засыпаю. Ветерок и течение за час-полтора подносят меня обратно к набережной, просыпаюсь, завожусь, отхожу подальше и снова сплю.

Переждать ночь у набережной мне не дал тот самый фронт, которого я ждал уже несколько дней. Ветер пришел как-то сразу. Еще не понимая, что это только начало, я подождал, что будет дальше. А дальше пришли волны со стороны Жигулевского моря. Ветер стал еще более серьезным, и я, не дожидаясь, пока придут более серьезные волны, пошел под правый берег - он должен меня от них защитить. Идти было шесть километров, и это был самый большой шторм, встреченный нами с «Аферой» на всем пути до Ейска. Мы шли строго вдоль волн, и вода заливалась в кокпит через борт, хотя еще не перекатывалась через лодку. Несколько раз чуть не захлестнуло мотор, но все же не захлестнуло. Мы пришли под правый берег и там, в тишине, стали на якорь. А утром пришли в яхтклуб, предварительно сев на мель.

На зимовку «Афера» здесь и осталась. Она, конечно, могла идти и дальше, тем более что до Волгограда были и карты, и разрешения, и буквально на днях ко мне собирался присоединиться Дима из Серпухова, который, прочитав в Интернете наши с Костей рассказы о первом походе «Аферы», захотел поучаствовать во втором, но я уже не мог. Кризис снова превратился из хронического в острый. Кроме того, я узнал, что стоянка в Тольятти стоит три тысячи рублей в месяц. Поскольку в Перми она стоит четыре, в Ульяновске - шесть, а в Новороссийске, как мне сказали, тридцать, я понимал, что чем дальше я летом уйду на юг, тем беднее буду жить зимой на севере. Поэтому, когда Владимир, местный яхтсмен, предложил мне тормознуть до следующего года, а потом пойти дальше вместе с ним, двумя лодками, я сразу согласился. Мы запланировали в конце апреля стартовать в Черногорию.

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора