- Сало, сало… Достало!
Из рекламы.


Звонит мне как-то приятель мой Андрюха и говорит:
- Вчера с Украины приехал, сала привез! Домашнего! Приезжай! Забери шматок – другой!

Шматок сала… Да с Украины… Да домашнего - в магазине не купишь… Да не шматок, а шматок – другой!.. Я не просто представил его, а представил в формате 4D. Или, может, даже пять. Изображение, запах, звук наливаемой под это дело… Потом вкус и ощущение счастья в желудке. На какие-то мгновения эта многомерная картинка заслоняет от меня реальность, сало выходит на первый план, и за ним не видно ни рабочего дня, ни обязательств перед деловыми партнерами, ни тем более идиотских обещаний жене: пойти туда и туда и купить то и то и еще неизвестно что. Я судорожно соображаю, какие из назначенных на ближайшее время дел можно отодвинуть на потом ради того, чтобы срочно съездить к Андрюхе, шматки кажутся мне самой главной ценностью на свете. Материальной – материальной и одновременно духовной – духовной. Способствует этому и Андрюха, который ни на мгновение не перестает говорить, раскрашивая сало прожилками, запахом дымка, перчиком, укропом… Не забывает и про жареную картошку со шкварками…

…Не поехал я за салом. Сейчас! Брошу все дела и понесусь за салом с Украины, когда свое собственное не знаю куда девать. Сало, самое омерзительное на свете, которое я никак не могу съесть, как ни пытаюсь – настолько оно невкусное. Я его просто ненавижу – то сало, что свисает поверх моего брючного ремня.

Каждый день я просыпаюсь и долго каюсь перед самим собой за вчерашний ужин. И зачем я, Желудок позорный, сожрал вечером под чекушечку, между салатиком и чаем, две тарелки макарон по-флотски, что не доели дети, и потом еще четыре чебурека изжарил?! Ладно, макароны по-флотски и чебуреки – это понять еще можно. А полбулки хлеба вмял зачем ? Тогда как еще утром поклялся всей своей оставшейся жизнью, что сдохну, но обойдусь салатиком и чаем.

- Ну, ладно. Не получилось вчера подвиг совершить. Бывает… Но сегодня! …Чем бы еще поклясться?

Сползаю аккуратно с кровати, чтобы не нагружать лишний раз мощным весом немощный позвоночник, и несу свое сало на работу, на какие-то встречи, по магазинам…

Я знаю, сколько нужно есть, чтобы похудеть до своих любимых восьмидесяти килограммов. Знаю, сколько нужно есть, чтобы потом этот вес держать. По сравнению с тем, сколько я ем обычно, это не «есть», а так, «зубы пачкать». Но ем, перерабатывая в несколько раз больше добра, чем необходимо. Организм, конечно, борется с моим обжорством как может: всасывает только то, что и переваривать особо не надо, а то, что потяжелей – поскорей сквозь себя, и - на выход. Но силы не равны. Хочет он, или не хочет, а от заготовки сала никуда ему не деться.

Не люблю я это сало. Не только потому, что каждый день, с утра до ночи вынужден таскать с собой, куда бы ни пошел, два ведра этой гадости, а еще и потому, что не у одного меня свисает. Миллиарды людей, как я, таскают свое невкусное сало, и многие не два ведра, а куда больше.

Казалось бы, мне-то что за дело? Нравится им – пусть носят!

Не знаю точно, сколько на планете накоплено этого сала, но примерно – двадцать миллионов тонн.
Кто не верит, пусть проверит с калькулятором – это довольно просто. Представить, сколько миллиардов тонн гамбургеров, макарон, вкусного сала и прочего корма понадобилось для откорма, гораздо труднее. Подсчитать такое под силу лишь серьезной науке - той, которую еще даже создавать не начали.

А воображение? Вообразите себе мощь мировой индустрии этого скотоводства! Миллионы фермеров и колхозников выращивают что-то на полях и фермах, миллионы рабочих перерабатывают все это, упаковывают. Другие рабочие, конструкторы , инженеры производят оборудование для выращивания, переработки, упаковки… Наука – на переднем крае борьбы. Одни ученые день и ночь модифицируют гены продуктов, чтобы снизить их себестоимость, другие ищут ген старения невкусного сала, чтобы продлить его жизнь и тем самым кардинально увеличить запас его на планете. Невообразимое количество фур развозит корма по супермаркетам… Другие фуры развозят по аптекам чай и кофе для похудения и таблетки от последствий употребления как кормов, так и чаев. Свалки не успевают перерабатывать упаковку, а предприятия очистки – канализацию. Для обеспечения этой всемирной фермы строятся новые и новые электростанции. Миллионы бизнесменов руководят этим, а миллионы охранников охраняют. Танкеры везут во все концы света нефть, из которой сделают бензин для перевозки кормов, оборудования, чаев, мусора и, в конце концов, конечного продукта – невкусного сала: сами-то мы его можем дотащить лишь до машины. Десятки премьер-министров съезжаются со всего мира и ломают головы над тем, как обеспечить увеличение темпов мирового привеса… Что могут противопоставить наши безвольные организмы этой индустрии, буквально заталкивающей в них в несколько раз больше продуктов, чем необходимо для здоровья? Никуда им, бедным, от заготовки сала не деться!

И все это для откорма обычного, я бы сказал, заурядного, ширпотребовского сала. А оно ведь бывает и незаурядным. Встречается такое, что вскормлено на устрицах, лангустах, пойманных за два часа до завтрака и доставленных за пару тысяч миль, винах прошлого века….

Такое ощущение, что у цивилизации одна цель: вырастить максимальное количество невкусного сала к моменту окончания последнего выдоха. Хотя, может, в этом есть смысл…

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора