Делиться – это, конечно, не по-человечески. Я понимаю. Но пусть эта мысль прозвучит не как предложение. Просто как мысль.

У меня все есть. Дом: сто восемьдесят квадратов. Для семьи из шести человек – за глаза. И самим хватает, и друзьям или родственникам, если заедут с ночевкой. Машина: самая обычная, отечественная. Я на таких езжу уже двадцать один год и не страдаю от того, что выгляжу на дороге вчерашним, бюджетным, не «реальным». Хватало мне такой машины двадцать лет назад, хватает и теперь. С одеждой тоже никаких проблем: сносилась шмотка - пошел, купил что попроще, дальше живу. Не мерзну. Правда, респектабельно не выгляжу. Хотя, не очень то и хотелось. С едой проблема одна: как бы заставить себя есть поменьше. С выпивкой – аналогично. На моря детей возим обычно через год. Родные просторы тоже не забываем: походы, байдарки, лыжи, велосипеды. Игрушек у всех достаточно, все увлечения детей, кроме шопинга, поддерживаются. Доходы? Жена – учительница. Самый обычный учитель математики в самой обычной российской школе. Нет, это судя по зарплате обычный. Судя по любви учеников – выдающийся. Я – изобретатель, умелец, резчик по дереву. Еще много чем занимаюсь. Вольный художник, одним словом. Выдающийся или даже гениальный, если судить по возможностям. Могу сделать что угодно: корабль, станок, скульптуру, забор… Но если судить по доходам, то обычный. Как учитель математики. Ну, максимум, завуч. Но при этом жена моя не мечтает о доходах завуча, а я – директора. И так хватает.

Казались бы, чего еще? Все есть, ничего не нужно. О чем еще беспокоиться? К такому счастью, да еще бы не работать! А к такому счастью еще бы не спиться!

А я вот беспокоюсь. Беспокоит меня, что кругом люди, которым всегда чего-то не хватает.

Конечно, это не Госкомстат и даже не рефераты из интернета. Это моя личная статистика. Все нуждающиеся, которых я знаю, делятся на три группы. Первая – пенсионеры. Не персональные, конечно. Им, по большому счету, хватает, но лишь на «коммуналку» и иногда поесть. Да им больше и не надо. Зачем им пять литров под капотом, последняя модель компьютера, курица на десяти тысячах метров или кольцо в носу? Разве что поесть хотелось бы не иногда… Вот если бы пенсии хватало не только на «коммуналку»… На две!

Вторая группа попритязательней – это нормальные работающие люди, нахватавшие в кредит автомобилей, гаджетов, путевок. Им по-настоящему не хватает. Если их зарплаты увеличить раза в два, то даже расплатиться по кредитам не хватит. А им ведь позарез нужны новые кредиты на новые автомобили, гаджеты и путевки!

Третья группа – вообще нищенки. Им не хватает миллионов и миллиардов. Тем нищенкам, у которых есть миллионы – миллионов, у которых миллиарды – миллиардов. Чем больше у нищенки есть, тем больше ей не хватает. Они обречены на нищенство, оно у них в крови.

И что? Мне всю жизнь терпеть душевные муки, видя окружающую беспросветную нужду?

Чтобы помочь второй группе нуждающихся, готов с ними со всеми поделиться. Опытом. Нужно посмотреть вокруг и понять: никогда еще в России не жилось так хорошо. Материальных благ, которые все мы вместе имеем для всех нас давно уже предостаточно. Объективно достаток уже наступил, но нам мешают это увидеть наша зависть и наша жадность. Осталось как-то их обуздать, и все! Изобилие! А если еще и поделиться - всего лишь одной «коммуналкой», то и всеобщее!

Нищенкам помочь сложнее. Чем больше поможешь, тем больше им будет не хватать. Но и для них есть предложение. Эксклюзивное. На www.nishenka.ru.

Вроде, все просто. Поделим все, и все! Счастье! Всеобщее! Но, мир родился не вчера. И, предложение «все поделить» - тоже. Я, когда пишу про «поделить», отчетливо чувствую за спиной злобное дыхание Полиграфа Полиграфовича: «Это моя интеллектуальная собственность!». Да ладно бы, только его! Там, за спиной - все жулье девяностых! Это ведь их, жуликов девяностых годов лозунг «делиться надо!», я использовал в своем произведении. Причем, без согласия автора!

Спешу, на всякий случай, откреститься и от Полиграфа и от жуликов. Шариков ведь говорил: «Взять, и – поделить!». Четкая последовательность: сперва отобрать, а уж потом… А вот Шариковы девяностых: вместо «взять», они говорили: «Делиться надо!», а что говорил их прародитель про «потом»… Таких слов они не знали. Исчезли эти слова из употребления: язык ведь не закостеневшая какая-то догма. Он тоже меняется, как и Шариковы.

Я не жулик. И хоть и спер их интеллектуальную собственность, ничего им не должен. Если они придут ко мне, и скажут, что раз я этот их лозунг использовал в своем произведении, то надо бы поделиться, у меня есть что им ответить…

Я предлагаю не «взять, и поделить», а наоборот, «взять, и поделиться». Не Шариков я. Наоборот, Кубиков.


Делиться надо - 2

Вообще, если озадачиться спасением планеты, то делиться придется постоянно. Про летчиков я уже сказал. А механики? Те, кто самолеты производит, делает для них керосин, продает на них билеты? А производители, например, колбасы… Что они будут делать, если население планеты вдруг перестанет объедаться перед сном? А автопром! Вот сократим мы потребление и будем менять автомобиль раз не в три года, как привыкли, а в шесть! А я?

Что я буду делать, если планета сократит потребление статуй и заборов?

С беженцами придется делиться. С теми, которые уже прибежали – само собой. Я про тех, которые только собираются бежать от голода или войны. Если с ними поделиться заранее, накормить их, напоить, защитить, может, они и не побегут. В такой дележке, по-моему, присутствует и момент справедливости. Вот, например, Африка. Веками цивилизация ее грабила, вывозя оттуда все, что можно, включая рабов. Может, благодаря именно этому ресурсу развитые страны сегодня такие развитые. Не пора ли поделиться?

Понимаю, понимаю: справедливость – это для людей неестественно. Но чувство самосохранения – вполне. Ведь если не поделиться заранее, то эти ребята сами рано или поздно проникнут в эту задолжавшую им цивилизацию, возьмут все сами, и справедливость восторжествует естественным путем: с войнами и потрясениями

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора