Беспредел

Девяностые в России давно уже принято называть «лихими», но я с такой характеристикой не согласен. Может, где-то и было это «лихо», да пронеслось мимо, меня не задело. Для меня все было рутинно: жил да и жил, никого не трогал. На чужое не зарился, своим с кем надо делился, и на меня не наезжали.

Как-то в разгар той рутины приходит ко мне Контуженный, хороший мой приятель. На глазах – фонари. Вообще для него это дело обычное: помимо того, что контуженный, так он еще и жил на Уралмаше. Но в этот раз фингалы были какие-то странные. Обычно, когда бьют, то синяк образуется под глазом. Цвет – от фиолетового в центре до желтого по краям. Глаз бывает заплывшим, а если залепили чем-нибудь тяжелым - пивной кружкой например, то так заплывет, что глаза вовсе не видно. А тут – аккуратные, ровного баклажанного цвета круги строго вокруг обоих глаз. Как будто нарисованные. Опухлости нет, наоборот, из-за темных кругов глазницы кажутся впавшими.

-Кто тебя так?
-«Нива».
-Кто-о-о?
-Тормознул на перекрестке, стою, никого не трогаю… Вдруг в зад мне влетает «Нива» с четырьмя отморозками…
-Не смог отбиться? А говорил: «Деса-а-антник»…
-Да это не они меня. Я от удара вместе с креслом назад улетел и башкой обо что-то треснулся.
-А дальше?
-Я пока в себя приходил, они из машины вылезли, все пьяные. Меня вытащили. Я говорю: «Ментов надо вызвать», а они ржут: «Мы тебе сейчас труповозку вызовем!». В общем, пришлось их до стоянки буксировать. Сказали, что я их «Ниву» теперь чинить буду! Ты это… С Отморозком поговорить можешь, чтобы он с ними порешал?

Всяких разных отморозков в ту пору было много, а Отморозок – один. Его все знали и боялись. Не без оснований: он сперва бил, а потом разговаривал. А сам не боялся никого, даже уралмашевских. Конечно, были в ту пору и менты, и суды, и прокуроры… Уполномоченный по правам человека тоже где-то был. Но спасти от пьяных отморозков контуженного человека все они не могли. Это мог только Отморозок, потому, что от него самого не мог спасти никто, даже Верховный Прокурор.

Не буду излагать, кто куда ходил, что говорил, чем стращал и сколько просил. Длинная и скучная история. А финал ее таков: за тех ребят перед Отморозком тоже кто-то похлопотал. Кто-то, видимо, менее ему далекий, чем я. Так и остался Контуженный при побитой машине и очередной контузии. Хорошо, хоть «Ниву» чинить не пришлось.

Времена беспредела ушли в прошлое - дай Бог, чтобы навсегда. Отморозков меньше, наверное, не стало, но они все чаще пытаются изображать из себя приличных людей. А когда это у них не получается (от себя не уйдешь), мы ищем защиту от них в суде.

Может, и от Отморозка теперь есть спасение. Не в суде, так в каком-нибудь другом суде. Другой инстанции, Страсбургском, Гаагском, я не знаю…

Вечный беспредел

Страны похожи на людей. Бывает, одна на другую так наедет, что та, вся в синяках, не знает, куда обратиться. Конечно, и суды есть, и трибуналы всякие, но спасти от отморозков они не могут. Спасти может только Отморозок - если захочет, конечно. А уж если он сам наехал… Ходи в синяках, получай контузии… И машину его не только чини, но и заправляй.

Считается, что история человечества – история войн. Думаю, не в меньшей степени это история Отморозков. Не может история без них обойтись. Какие бы ни шли века - средние, древние, новейшие, непременно из всех отморозков выделится один особо сильный, жадный и тупой, то есть особо отмороженный. На протяжении тысячелетий они сменяют друг друга. Все закономерно: он рождается и начинает расти и крепнуть… По мере роста растет аппетит, он ест все больше. В зрелом возрасте начинает жрать столько, что не может переварить, и, наконец, откусывает такой большой кусок, который застревает в глотке. И ведь каждому следующему Отморозку не хватает ума понять, что и у него глотка не безразмерная. Жаль, а то бы жил себе вечно…

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора