-Гоги! Ты памидори лубишь?
-Ест – да-а-а! А так нэ-э-эт…

анекдот



В том, что мир наш устроен не умно, виноваты не только лошади. Беда в том, что государства, образовавшиеся благодаря лошадям, не могут не конкурировать между собой. В том, что они, эти государства, национальные. Конечно, образованный политолог, произнося словосочетание «национальное государство», четко представляет, что речь идет не о национальности, а о нации. Но даже он не станет отрицать, что понятия эти тесно связаны.

Разные мы. Мы и внутри-то государств все разные, а уж снаружи… Кто виноват? Мы сами? Эволюция? Всевышний? Однако больше беспокоит другой вопрос: что с этим делать?

Вопрос не праздный. Праздным он был раньше, когда и места на Земле было побольше, и нехватка ресурсов поменьше, и оружие было понеядерней, Вот залез я в интернет с таким вопросом: «сколько войн произошло за всю историю человечества?». То, что я не получил точного ответа, понятно, но нет даже указания на порядок цифр. Тысячи? Десятки тысяч? Миллионы? Но я ведь задал вопрос не из желания проиллюстрировать чужую мысль о том, что история человечества – это история войн. Я задал его для того, чтобы отсутствием ответа проиллюстрировать свою мысль: «какая разница?».

Какая для нас разница, сколько в прошлом было войн и сколько народу в них погибло? Для каждого из погибших это был его личный конец. Какая в том трагедия? Все равно все эти люди и так уже померли бы. И без войны. А может, умирая от старости или обжорства, еще бы и мучились больше. Родился – обязан умереть! Не мною, кстати, придумано. Конец предначертан всем. Я ни при чем: закон жизни. И что в таком законе плохого? Ну, подумаешь, война… Не конец же света!

Здесь, видимо, я должен объяснить, чем, по моему, личный конец отличается от конца света. На первый взгляд, ничем. Какая лично мне разница, сам по себе я помер или вместе со всеми?

Я вижу вот какую разницу. На этой земле есть много чего, что я люблю. Из этого «много» можно выделить немного того, что люблю по-настоящему. Как я различаю? У меня есть простой критерий. По-настоящему - значит, сильнее, чем самого себя. Готов за кого-то или за что-то жизнь отдать? Да? Значит, по-настоящему. У меня это несколько совершенно конкретных людей, ну и, конечно, Родина. Хотя с Родиной не все так однозначно. Жизнь за нее отдать – всегда пожалуйста, а вот чего у меня к ней больше - любви, или ненависти, не знаю. Впрочем, детки тоже иной раз такое отмочат, что думаешь: «Убил бы!». Так вот, если бы не любовь, мне было бы все равно, сам по себе я кончусь или поучаствую в конце света. Даже не так: конец света был бы предпочтительней. Я и так интересно пожил, да еще такое представление под занавес! Но они, мои любимые, у меня есть. И поэтому я конца света боюсь. И дожить до него боюсь, и не дожить – тоже: кто им, моим милым, поможет в годину апокалипсиса, если не я?

Почему такое длинное вступление к простой мысли о том, что мне не нравится война? Да потому, что она мне на самом деле нравится.

Василия Теркина обожаю. Маэстро, Смуглянка, Кузнечик… А майор Булочкин! Очень люблю Штирлица. А как мне нравится поручик Ржевский!

Нравятся мне войны. Жаль, что меня там не было! А то я бы им, врагам проклятым… А может, они мне потому и нравятся, что меня там не было? Я не страдал, не умирал, не кормил вшей в окопах. Не ждал смерти в концлагере, и врачи не отрезали мне раненые части тела без наркоза. Любил в детстве в войнушку поиграть, да не повзрослел?

Я не против войны в принципе потому, что это, как ни крути, естественное состояние людей. Но я против будущей войны, потому что конец света, по-моему, вещь неестественная. А подготовка к ней идет каждый день и днем и ночью.

Как прекратить эту подготовку? Есть два варианта: либо изменить мир так, чтобы мы, даже желая воевать, не могли бы этого делать, либо изменить себя, чтобы воевать нам не хотелось. Ну, а если сделать и то, и другое, может быть, станет совсем спокойно за все любимое?

Отдых в королевстве Таиланд   Авторский блог Кирилла Аваева © 2012-2018
Распространение контента разрешается только с личного разрешения автора